Обзор некоторых особых мнений судей Конституционного суда РФ за 2014-2015 гг.

Решение Конституционного Суда Российской Федерации (далее – КС РФ) всегда является определенным компромиссом по итогам обсуждения, сопоставления несовпадающих позиций. Зачастую особые мнения судей, на взгляд автора настоящей статьи, представляются убедительнее, чем мнение большинства. Учитывая, что требований к содержанию особого мнения не установлено, последнее нередко является глубоким социально-правовым исследованием судьи КС РФ, излагается в доступной форме, с использованием ярких речевых оборотов, и является весьма интересным для любителей правовой эстетики.

Рассмотрим некоторые особые мнения судей КС РФ за 2014-2015 гг.

Начнем, как говорили римляне, «ab ovo».

Судья КС РФ, не согласный с решением КС РФ, вправе письменно изложить свое особое мнение. Особое мнение судьи приобщается к материалам дела и подлежит опубликованию в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации» вместе с решением КС РФ.

КС РФ состоит из 19 судей, назначаемых на должность Советом Федерации по представлению Президента РФ. Из них 6 судей за 2014-2015 гг. высказывали особое мнение.

Согласно данным справочной правовой системы КонсультантПлюс за 2014-2015 гг. судьи КС РФ 12 раз высказывали особое мнение по 9 постановлениям КС РФ. Трижды это делали судьи Казанцев, Данилов, дважды — судьи Жилин, Ярославцев, по разу – судьи Арановский, Кокотов.

Предметом рассмотрения КС РФ при этом дважды становился Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, и по одному разу:

  • Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»;
  • Закон Иркутской области «Об отдельных вопросах формирования органов местного самоуправления муниципальных образований Иркутской области»;
  • Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации;
  • Федеральный конституционный закон «О Верховном Суде Российской Федерации»;
  • Налоговый кодекс Российской Федерации;
  • Федеральный закон «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации»;
  • Уголовный кодекс Российской Федерации;
  • Федеральный закон «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок»;
  • Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»;
  • Федеральный закон «О некоммерческих организациях»;
  • Федеральный закон «Об общественных объединениях»;
  • Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях.

Всего за 2014-2015 гг. по данным справочной правовой системы КонсультантПлюс и официального сайта КС РФ было опубликовано 67 постановлений.

Таким образом, по 13% постановлений КС РФ за 2014-2015 гг. судьи КС РФ высказывали особые мнения.

Нельзя сказать, что данные цифры являются существенными. С другой стороны, 13% — также и не математическая погрешность. Полагаем, читатель составит собственное мнение по данному вопросу.

Остановимся на некоторых особых мнениях.

Особое мнение судьи КС РФ А.Н. Кокотова по Постановлению КС РФ от 01.12.2015 N 30-П.

Судья Кокотов высказал мнение, что КС РФ следовало признать часть 2 статьи 36 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 12, 130 и 131 (часть 1), в той мере, в какой она, допуская установление законом субъекта Российской Федерации для конкретных муниципальных образований единственного и безальтернативного варианта избрания главы муниципального образования и его места в структуре органов местного самоуправления, существенно ограничивает конституционное право населения самостоятельно определять структуру органов местного самоуправления.

Далее – цитаты из особого мнения:

Значимость местного самоуправления (по крайней мере, в лице городских округов) для обеспечения единства и целостности страны (статьи 1, 3 — 5 и 15 Конституции Российской Федерации) в настоящее время может восприниматься как неочевидная. Слава Богу, 90-е годы XX века позади. Благодаря разумной политике федерального центра удалось вырвать страну из объятий деволюционного федерализма и поставить на рельсы федерализма интегративного. Распад страны остановлен. В стране отрабатывается модель управления, основанная на концепте «единство в многообразии». Важно и единство, и многообразие. Но на первом месте именно единство. Региональные элиты политически эффективно контролируются федеральным центром. Тем более что появился внешний консолидирующий страну фактор (те же события на Украине), хотя мы его не жаждали и не жаждем.

Все так. Но мы должны смотреть вперед и иметь в виду при принятии законодательных решений самые разные варианты возможного развития событий в стране. Так, в Союзе ССР на протяжении всей его истории никого особо не беспокоило право союзных республик на односторонний выход из состава страны. А чего беспокоиться, если страна едина и в этом единстве зацементирована? А когда пришли трудные для Союза ССР времена и декоративное право союзных республик на сецессию заработало, спохватились… но было уже поздно. Конечно, само по себе право на сецессию не стало основной причиной распада, но сыграло в нем свою роль.

Надо понимать, что внешние и внутренние угрозы единству и целостности нашей страны никуда не делись. Они выдавлены из актуальной политической повестки, но при определенных условиях способны в нее вновь вернуться. При этом одна из самых мощных гарантий против подобных угроз — подлинно самостоятельное местное самоуправление.

Так если местное самоуправление является естественным союзником государственного центра, то зачем отдавать его «в полон» регионам?

В качестве одной из реакций на подобные перемены стоит прогнозировать следующую: гражданам незаметно, но весьма настойчиво будут объяснять, что имеющиеся в муниципальных образованиях недостатки — это результат урезания прав местного самоуправления, «отмены прямых выборов глав муниципальных образований» и т.д. Социологические замеры показывают, что гражданам сегодня вроде бы безразлично, избираются их главы или нет, и как определяется структура органов местного самоуправления. Но это сегодня. А что будет завтра? Если есть устойчивое недовольство жителей (спрос), то обязательно найдутся те, кто его канализирует, объясняя все урезанием прав местного самоуправления (предложение). Очевидно, что в эту точку будут бить серьезно, в том числе внешние манипуляторы через свою внутрироссийскую креатуру.

Таким образом, судья КС РФ Кокотов выступил в защиту самостоятельности местного самоуправления, против определения властями региона единственного и безальтернативного варианта избрания главы муниципального образования.

Особое мнение судьи КС РФ К.В. Арановского по Постановлению КС РФ от 11.12.2014 N 32-П.

Судья Арановский не согласился с постановлением КС РФ в части вывода о неконституционности статьи 159.4 УК Российской Федерации «Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности».

Далее – цитаты из особого мнения:

Если сугубо воровское мошенничество само по себе неизменно преступно, то в предпринимательской деятельности стороны в большинстве случаев договоры все-таки исполняют. К тому же договоры и легальные статусы осложняют совершение преступления и повышают вероятность ответственности. Они упрощают доказывание, по крайней мере, в части установления виновных и получения доказательств — тех же договоров, платежных документов и т.д.

Когда преступление совершено в рамках формально законной предпринимательской деятельности при заключенном договоре и, тем более, в обстановке государственного контроля, это значит иногда, что не имели эффекта меры и ресурсы правопорядка, например, в долевом строительстве или в туризме. Тогда преступление обусловлено уже не только криминальными повадками и преступным искусством, которое виновный применил, используя или создавая несчастливые для потерпевшего обстоятельства, но также и упущениями властей, плохой инфраструктурой и низким качеством правовой помощи или даже признаками виктимности (жертвенности) в поведении контрагентов. Бывают разные криминогенные условия, вплоть до плохой экономической конъюнктуры, кризисов или нечестной конкуренции. Без них, возможно, у предпринимателя не образовался бы и умысел не исполнить договор, в отличие от мошенников, для которых хищение — прямое дело, если не промысел и образ жизни. Не случись, например, непорядков на туристическом рынке, предприниматель, вероятно, полагал бы для себя предпочтительным, может быть и плохо, но легально работать, а быструю мошенническую наживу, не исключая насовсем, считал бы не столь выгодной, как будущее с более умеренным доходом, поступающим постоянно в сравнительно безопасном и спокойном буржуазно-респектабельном статусе.

Впрочем, эти соображения в расчет не пойдут, если по старосоветской традиции благородить «простых» уголовников сомнительным социальным родством с трудящимися и верить, что от этого они готовы первыми «перековаться», в отличие от предпринимательства, в котором названная традиция велит видеть сгусток аморальной буржуазности и преступного стяжательства.

Тема уголовно-репрессивного давления на предпринимательскую деятельность представлена в политическом, общественном обсуждении и в законодательном процессе как сама по себе, так и в контексте улучшения инвестиционной, экономической обстановки. Объективный этому признак содержит и современная речь, включая политический жанр, где выражения «наезжать» или «кошмарить» свободно обращаются в идиомах и в коннотациях с «бизнесом».

В этом году вспоминали великую Судебную реформу 1864 года с великой надеждой на «суд скорый, правый, милостивый и равный для всех». Чарующие эти слова заново прозвучали во многих видных, успешных событиях и в изданиях с хорошими текстами. Но юбилейный год на исходе, и, видимо, пора уже вспоминать что-нибудь другое. Среди произнесенных когда-то высоких слов о суде слово «милостивый», кажется, больше всех постарело (какие старые слова…). Суду трудно быть милостивым, когда закон суров, и когда-то, наверное, можно было сочувствовать судье, который обязан был такому закону следовать. Но что-то, кажется, поменялось и устарело не только в словах, если суд просит напитать закон недостающей суровостью.

Таким образом, судья КС РФ Арановский выступил против усиления уголовной ответственности за «предпринимательское» мошенничество.

Стоит отметить, что практически каждый судья КС РФ, высказывающий свое особое мнение, обращает внимание на установление КС РФ нового правового регулирования, на подмену судом законодателя.

В данном случае, хотелось бы завершить обзор словами судьи КС РФ Казанцева, высказанными в особом мнении к Постановлению Конституционного Суда РФ от 15.04.2014 N 11-П:

Задолго до Конституции 1993 года с ее статьей о разделении властей В.С. Высоцкий иронизировал:

«Товарищи ученые, не сумлевайтесь, милые:

Коль что у вас не ладится, — ну, там, не тот аффект, —

Мы мигом к вам заявимся с лопатами и с вилами,

Денечек покумекаем — и выправим дефект!»

(c) Александр Седых

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*